Школа английского языка Владимира Иванова

Наши телефоны:
+7(812) 314-35-01; +7(812) 953-55-01
eng

Март 1998, журнал ELT News and Views

О КОММУНИКАТИВНОМ КУРСЕ СОВРЕМЕННОГО АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА, РУССКИХ УЧАЩИХСЯ. НЕОБХОДИМОСТЬ ВВОДНОГО ИЛИ ВВОДНО-КОРРЕКТИВНОГО КУРСА.

Бесспорен тот факт, что в основе коммуникативного курса английского языка должен лежать учебник или серия учебников, написанных носителями языка. Однако, такие учебники, как правило, предназначены для людей разных национальностей, говорящих, соответственно, на разных языках и изучающих английский, например, в международных школах. Но каждый конкретный язык имеет свои закономерности и особенности, и чем больше различий в закономерностях и особенностях между изучаемым и родным языками, тем больше проблем возникает у преподавателей и учеников, тем сложнее научить и научиться языку. И наоборот, чем ближе языки друг другу, тем легче постичь иностранный язык.

Выучить иностранный язык человеку, не живущему в стране изучаемого языка, без сопоставления с родным невозможно. Овладеть основами чужого языка значительно легче, отталкиваясь от знаний языка, которым владеешь в практическом смысле в полной мере. В этом плане можно сказать, что оригинальные учебники хороши для быстрого и интенсивного возведения здания, опирающегося на крепкий и прочный фундамент. Но заложить сам фундамент, работая по ним, практически очень трудно по той простой причине, что их авторы не обращают, да и объективно не могут обращать внимание на особенности и сложности, имеющие ключевое значение для носителей какого-то другого конкретного языка, в нашем случае русского. А сложности эти как раз и есть краеугольные камни в фундаменте построенного здания. И от того, как они подобраны, а главное уложены, и будет зависеть прочность всего здания: будет ли оно качаться и в конечном итоге рухнет или будет уверенно и твердо стоять и стоять долго.

К сложностям английского языка, в нашем понимании, относятся явления, коренным образом отличающиеся от явлений русского языка (явлений, которые, еще раз повторим, в практическом плане хорошо известны русским учащимся). В английском языке, естественно, есть явления, которые сложны не только для изучающих его иностранцев, но и для самих носителей языка: артикли, перфектные времена, условные предложения, модальные глаголы. Но есть, так сказать, «простые» сложности, которые действительно внешне просты либо по форме своего образования (формы глагола be в простом настоящем времени, либо по тому, как 'они вписываются в логику английского языка (употребление much, many, few, little). Но на самом деле, оказывается, что они чрезвычайно сложны для русских, изучающих английский. Однако, часто даже русские преподаватели (не говоря уже о преподавателях-иностранцах) не достаточно глубоко и досконально отрабатывают их. Практический опыт показывает, что если на начальной стадии какие-то вещи выпали из поля зрения преподавателя и, соответственно, учеников, то на последующих этапах потянется целый шлейф ошибок и непониманий, справиться с которыми будет очень трудно. Преподаватели, владеющие обоими языками, должны использовать свои знания для того, чтобы определить наиболее эффективный, а значит и кратчайший путь обучения основам практического английского языка. Они должны очень четко определить ключевые звенья цепи, представляющие особую сложность для учащихся, и именно на них акцентировать внимание.

Так, например, при изучении имени существительного в английском языке русскому человеку важнее глубже изучать категорию исчисляемости и неисчисляемости, не столь важную в русском языке (много книг, много воды; мало друзей, мало масла; сколько времени, сколько людей), но ключевую на достаточно раннем этапе знакомства с английском языком, чем на образовании множественного числа, которое, как явление, имеет место в обоих языках, но в английском значительно проще, чем в русском. Не зная же категории исчисляемости, русский учащийся не только не сможет правильно пользоваться артиклем, словами much, many, little, few и другими определителями существительного, но и просто задать вопрос, начинающийся со слова сколько. Но самым ярким примером может служить глагол be. Его первоначальный ввод формально можно свести к объяснению того, что он обязателен в предложениях определенных структур и в настоящем времени имеет три формы: am, is, are. Это, в принципе, не так трудно запомнить и, практически, человек в любом возрасте может это сделать. И, обычно, преподаватель, объяснив это, идет дальше, вводя все новые и новые вещи, предполагая, что употребление этих простых правил не будет вызывать затруднений у учеников. На самом деле, приступив к обучению глаголу be, преподаватель должен все время иметь в виду, что глаголы в английском языке обладают разными возможностями, и что глагол be принадлежит к буквально крошечной группе глаголов, которые несут на себе нагрузку, прямо скажем, не пропорциональную их количеству в языке. Вот она – настоящая серьёзная сложность для русского ученика - глаголы в английском языке оказываются неравнозначными по своим возможностям. Такого в русском языке нет. Но в простых утвердительных предложениях различия между ними практически не чувствуется.

Сравните:

I am fond of music. I like music.

I can drive a car. I drive to work every day.

Эта похожесть как бы усыпляет бдительность, и часто изучающий английский язык бывает застигнутым врасплох, когда с такими или подобными структурами надо задавать вопрос или ставить их в отрицательную форму: глагол be и модальные глаголы не нуждаются во вспомогательном глаголе, а остальные нуждаются. Это принципиальное различие должно быть в полной мере использовано при обучении английскому языку как начинающих, так и для продолжающих изучать язык и нуждающихся в коррекции. Это не значит, что сведения о различных группах глаголов надо сообщить на первом же уроке, но это значит, что продолжая работать над глаголом be, укрепляясь в практическом его применении, мы будем вводить have, модальные глаголы, тренируя их и как можно дольше не выходя на остальные глаголы. Реально работа над глаголом be дает возможность ввести очень большой и нужный материал; оборот there is/are, все виды местоимений, предлоги времени и места, степени сравнения прилагательных, создать большой лексический запас по разным темам. Добавьте к этому постоянную работу над произношением, ритмом и интонацией.

Работая c глаголом be, модальными глаголами и с тем материалом, который можно естественным образом связать с ними, используя в заданиях установки коммуникативной направленности так, чтобы на уроке было все естественно, как в жизни, мы создадим очень крепкий фундамент для дальнейшего изучения языка, не нарушив, кстати сказать, один из главных дидактических принципов - идти от простого к сложному - ведь задавать вопросы путем простой перестановки подлежащего и сказуемого и строить отрицательные предложения, вставляя отрицательную частицу после глагола много проще, чем использовать для этих целей вспомогательный глагол, да еще запоминать его различные формы. Наверняка построение фундамента займет больше времени, чем ему отводится в различного рода программах, но эта задержка с лихвой окупится на последующих этапах изучения языка. Ведь овладение практическим английским это скорее марафон, чем спринт. Темп по мере прохождение дистанции может меняться. Главное – дойти до финиша. Но вернемся к глаголу be. Он сложен для русскоязычного ученика еще и тем, что, соединяясь с другими частями речи, чаще всего прилагательными и причастиями, начинает играть роль связки, а само сочетание - соответствовать русскому смысловому глаголу, значение которого связано со значением слова в именной части сказуемого. Русские учащиеся, помимо того, что часто вообще забывают употреблять глагол be, пытаются образовать нужную форму от именной части (отсюда he ills, illed) или ввести вспомогательный глагол do. И уж совсем тяжело русским учащимся приходится тогда, когда на арену выходит phrasal be, то есть сочетания этого глагола со словами омонимичными наречиям или предлогам be off, be on, be in и т.д. Эти сочетания являются чрезвычайно нерусскими, но, к несчастью, очень разговорными. И отмахиваться от них, видя в них некую лингвистическую роскошь, было бы неправильно. Они – неотъемлемая часть разговорного языка и говорить о коммуникативном подходе можно только тогда, когда phrasal be вводиться с самого начала. Некоторые сложности для русских учащихся возникают при изучении оборота there is/are, местоимений some, any, no, слов much, many, few, little и многих других небольших тем и явлений, не говоря уже о явлениях, полностью отсутствующих в русском языке, например, артиклях.. И если на начальном этапе, а тем более при первичном вводе, они не были усвоены должным образом, то накапливаясь, эти «простые» сложности становятся сильным тормозом на пути продвижения вперед. Для того, чтобы этого не происходило, на наш взгляд, должен существовать вводный или вводно-коррективный курс. Он, конечно же, тоже должен быть коммуникативным и использовать аутентичный материал, но обладать одной особенностью - предназначаться исключительно для русских учащихся. Подход к изучению английского языка в нем должен быть сугубо практический: фонетические, грамматические и лексические явления должны изучаться в определенной последовательности с обязательным учетом того, имеются ли они в русском языке; если да, то каковы средства их передачи, а если нет, то чем они компенсируются.. Последовательность должна иметь свою логику, вести ученика от простого к сложному. Наверняка здесь могут быть варианты, но круг явлений хорошо известен. Самое трудное - обеспечить коммуникативный подход, при котором подача всего вводимого материала должна быть живой, интересной, а главное - естественной, потому что отправной точкой при изучении языка на любом этапе, при любом уровне подготовки учеников является сама жизнь. Для достижения успеха преподаватель должен стараться все время работать в жизненных ситуациях, имеющих реальный смысл для ученика. Практически сделать это трудно. На 100% -невозможно. На начальном этапе неизбежно будут относительно формальные упражнения. Но их должно быть как можно меньше. Проводя аналогию с фигурным катанием, я бы сравнил вводный курс, закладывающий фундамент будущего продвижения к заветной цели овладения языком, с короткой обязательной программой. К концу программы обязательные элементы, круг которых хорошо известен, должны быть выполнены. Но в отличие от фигурного катания, где элементы могут выполняться в любой последовательности и иногда для того, чтобы с самого начала произвести сильное впечатление, спортсмены начинают с самого сложного, язык на данном этапе требует более жесткого порядка овладения материалом и продвижения от простого к сложному, но их роднит то, что там и там впереди произвольная программа.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Школу английского языка Владимира Иванова" обязательна.

20 октября 2017 года
Новостная лента
Звоните и записываетесь на курсы по подготовке к сдаче международных экзаменов: FCE, CAE, CPE, TOEFL, IELTS, ...