Школа английского языка Владимира Иванова

Наши телефоны:
+7(812) 314-35-01; +7(812) 953-55-01
eng

Июль 2000, газета «Образование и бизнес»

ГЛАВНОЕ - ПРИВЫКНУТЬ К ЯЗЫКУ

Для того чтобы разобраться в причинах неудач в обучении английскому языку необходимо прежде всего посмотреть на принципиальные вопросы, в значительной степени определяющие подходы к преподаванию. А это вопросы о том, что такое иностранный язык, что является главным источником его изучения, каково место иностранного языка в общей системе обучения. И от того, как мы отвечаем на эти главные вопросы, и будет в значительной мере зависеть решение всех проблем.

Не изучать, а привыкать

Если спросить любого человека, что такое иностранный язык – предмет или средство общения? – большинство ответит: конечно, средство общения. И это правильно. А значит подходить к «изучению» языка с теми мерками, с какими подходят к остальным предметам, нельзя. Я не случайно поставил слово «изучение» в кавычки. Если язык – это средство общения, а не предмет, то «изучать», а значит, и «учить» языку не нужно; следует просто дать человеку возможность привыкнуть к нему точно так же, как мы привыкли к родному языку и заговорили на нём в детстве, а «изучать» стали в школе, уже свободно владея им в практическом плане.

Способ деятельности

У нас привыкли делить предметы на естественнонаучные и гуманитарные. Это деление справедливо в том случае, если речь идёт об объекте обучения – с одной стороны, о природе, а с другой – о человеке. Но с методической точки зрения, для достижения лучших результатов рациональнее объединять предметы по другому принципу – по ведущей цели предмета и, соответственно, ведущему компоненту. Так вот, таким ведущим компонентом любого иностранного языка является способ деятельности, а не научные знания, как, например, в случае с физикой, химией, биологией, историей и т.д. Иностранный язык ближе к физической культуре, черчению, труду. На уроке физкультуры ученик должен научиться уметь прыгать в высоту, длину, играть в волейбол, а не знать, как это делается теоретически, то есть рассуждать каким должен быть разбег, как нужно ставить руки при блоке и т.д. – он должен уметь это делать. Точно также и в иностранном языке. Ученик должен уметь употреблять слова, грамматические конструкции, идиоматические выражения в спонтанной речи, а не знать теоретически (если, например, речь идёт об английском языке) случаи употребления Present Perfect, случаи употребления модальных глаголов и т.д. Это очевидные вещи, но, к сожалению, они очень часто игнорируются, и преподаватель английского языка с поразительной настойчивостью пытается «выжать» их из ученика, заставляя его переводить ничего не значащие фразы. Если язык – средство общения, то преподаватель должен не обучать своду правил, не преподавать ученику сведения о языке, а учить на нём разговаривать. У нас долгое время в силу известных причин преподавался не сам язык, а его структура. Создавались изысканные схемы, скажем, ввода независимого причастного оборота и детально объяснялось, что после чего надо ставить. Но все эти рассуждения не имели никакого отношения к обучению реальному английскому языку и были очень похожи на доклад для слепых об игре светотени в картинах Рембрандта.

Уместность

Уложить язык в прокрустово ложе неких стандартов и схем можно только в том случае, если понимать его как сумму двух составляющих – основных грамматических структур (времена и так далее) и лексики (слова). Тогда, действительно, можно распределить структуры по четвертям, слова - по годам обучения, завести толстые общие тетради, в одну из которых записывать «грамматику», а в другую - «новые» слова, выучить их по отдельности и потом долго ждать, когда можно будет употребить что-нибудь из выученного в беседе … об английском языке. Но на самом деле язык есть не сумма структур и слов, а есть нечто другое, в котором решающую роль играют социокультурный и эмоциональный аспекты.

Пользуясь языком в реальной жизни, мы входим в контакт с другими людьми, одни из которых нам нравятся, другие раздражают; с одними мы соглашаемся, с другими спорим; одни из них говорят медленно, другие - быстро, третьи заикаются, а у четвёртых – «слог не тот», у пятых – «зуб со свистом»; не все они нам интересны, но все они живые люди, и, общаясь с ними, мы выбираем те структуры, те слова и, главное, ту тональность, которая лучше всего подходит соответствующей ситуации. Определяющими здесь становится то, что на английском языке называется appropriacy (соответствие, уместность), то есть нам важно не только то, что мы говорим (на родном или чужом языке), а ещё кому, где, когда и как. Наша речь зависит от того, старше наш собеседник или младше, начальник он или подчиненный, увидимся мы снова в дальнейшем или нет, и так далее. Фраза типа «If we hadn't invited them, they wouldn't have come» правильна со структурной точки зрения, но она ровным счётом ничего не значит, если мы не знаем, кто такие «we» и кто такие «they», и почему эта фраза вообще была произнесена.

Реальный английский

Для того, чтобы ученик мог уверенно чувствовать себя в реальной жизненной ситуации, на уроке он должен быть поставлен в такие условия, при которых он с помощью языка смог бы решить актуальные для себя проблемы: что-то доказать, опровергнуть, согласиться или не согласиться, то есть его высказывания и на уроке должны иметь смысл.

Но для этого подача всего вводимого материала должна быть живой, интересной, а главное - естественной, потому что отправной точкой на любом этапе при любом уровне подготовке учеников является сама жизнь.

Для достижения успеха преподаватель всё время должен работать в определённых жизненных ситуациях, имеющих смысл для ученика, то есть ориентированных на него самого, его семью, родственников друзей, товарищей по школе, реальные события, происходящие в его стране и за рубежом и т.д.

27 июня 2017 года
Новостная лента
Звоните и записываетесь на курсы по подготовке к сдаче международных экзаменов: FCE, CAE, CPE, TOEFL, IELTS, ...